DOI: 10.23648/UMBJ.2017.25.5256

УДК 630*182.22*182.49

ГРИБНАЯ БИОТРОФНАЯ ДЕРЕВОРАЗРУШАЮЩАЯ БИОТА В ЛЕСНЫХ ЭКОСИСТЕМАХ ЕВРОПЕЙСКОЙ РОССИИ

В.Г. Стороженко

ФГБУН «Институт лесоведения РАН», с. Успенское Одинцовского района Московской области, Россия

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Цель работы – обосновать значение и роль грибной дереворазрушающей биоты в коэволюционной динамике развития лесов, обозначить важнейшие закономерности их поведения в лесных сообществах.

Материалы и методы. Объектами исследований явились коренные девственные леса еловых формаций на всем ареале произрастания коренных ельников в зоне тайги на Русской равнине.

Результаты и обсуждение. Определены основные критерии структурного строения фито- и микоценозов устойчивых эволюционно сформированных лесов. Для фитоценозов определены соответствие лесного сообщества коренному экотопу; оптимальная структура породного состава древостоя по всем лесоводственным показателям; сложность возрастного (разновозрастность в возрастных поколениях) и горизонтального (мозаичность размещения деревьев, относящихся к разным возрастным поколениям) строения; оптимальное количество и состав естественного возобновления коренных и сопутствующих пород; оптимальное присутствие древесного отпада разных стадий разложения. Для дереворазрушающих биотрофных грибов – определенный состав грибов (количественное и видовое разнообразие грибов разной пищевой специализации), который связан с динамическими фазами развития биогеоценозов и их экологическими условиями роста; закономерность постепенного возрастания величин пораженности деревьев в возрастных поколениях и в динамике сукцессионного процесса; развитый ксилотрофный комплекс грибов, обеспечивающий разложение древесного отпада в сроки, согласованные с накоплением биомассы фитоценозом; изменение поведения биотрофных грибов вплоть до их массового очагового распространения при изменении структур фитоценозов. При любом изменении законов формирования лесов, выработанных тысячелетиями, дереворазрушающие грибы запрограммированы эволюцией на корректировку структур фитоценозов для достижения баланса прирастающей и разлагаемой биомассы, а следовательно – устойчивости лесов.

Ключевые слова: лесные сообщества, дереворазрушающие грибы, структура лесов, баланс биомассы.

 

Литература

1.  Докучаев В.В. К учению о законах природы. Горизонтальная и вертикальная почвенные зоны. М.: Географиздат; 1948. 62.

2.  Арефьев С.П. Консортивные связи ксилотрофных грибов с сосной сибирской. Экология. 1993; 2: 85–88.

3.  Стороженко В.Г. Эволюционные принципы поведения дереворазрушающих грибов в лесных биогеоценозах. М.: Гриф и К; 2014. 180.

4.  Дыренков С.А. Структура и динамика таежных ельников. Л.: Наука; 1984. 176.

5.  Стороженко В.Г. Датировка разложения валежа ели. Экология. 1990; 6: 66–69.

6.  Сукачев В.Н. Динамика лесных биогеоценозов. Избранные труды. Т. I. Л.: Наука; 1972: 357–379.

7.  Морозов Г.Ф. О лесоводственных устоях. Избранные труды. Т. 1. Л.: Лесная пр-сть; 1970: 459–474.

8.  Стороженко В.Г. Устойчивые лесные сообщества. М.: Гриф и К; 2007. 190.

9.  Стороженко В.Г. Микоценоз и микоценология. М.: Гриф и К; 2013. 191.

10. Стороженко В.Г., Крутов В.И., Руоколайнен А.В., Коткова В.М., Бондарцева М.А. Атлас-определитель дереворазрушающих грибов лесов Русской равнины. М.: Тов-во научных изд. КМК; 2014. 198.

11. Гортинский Г.Б., Тарасов А.И. О географической сопряженности годичного прироста еловых древостоев в подзоне южной тайги. В кн.: Механизмы взаимодействия растений в биогеоценозах тайги. Л.; 1969: 40–50.

 

 

 

DOI: 10.23648/UMBJ.2017.25.5256

FUNGAL BIOTROPHIC WOOD-DESTROYING BIOTA IN FOREST ECOSYSTEMS OF EUROPEAN RUSSIA

V.G. Storozhenko

Institute of Forest Science, Russian Acdemy of Sciences, Uspenskoe, Moscow region, Russia

e-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

The objective of the paper is to substantiate the importance and role of fungal wood-destroying biota in the co-evolutionary dynamics of forest development, as well as to highlight the regularities of its behaviour in forest communities.

Materials and Methods. The study subjects were primary spruce forests covering the entire habitat in taiga region of the East European Plain.

Results and Discussion. The author identified the main criteria of structural configuration of phytocenosis and mycocenosis in stable forests formed in the course of evolution. The following parameters were defined for phytocenosis: woodland concordance to the primary ecotope; the optimal structure of species composition according to silvicultural parameters; the complexity of age-related (variety of age within the same age-related generations) and horizontal (tessellation of trees belonging to different age-related generations) structure; optimal quantity and composition of natural primary forest regeneration; optimal amount of overaged wood of different mineralization steps. For wood-destroying biotrophic fungi the parameters were as following: a certain composition of fungi (quantitative and species diversity of fungi belonging to different nutritional modes), which depended on dynamic phases of biogeocenosis development and ecological conditions of their growth; the consistency in gradual growth of stressed trees in age-related groups and in the dynamics of the successive process; well-developed xylotrophic fungi complex, which contributes to the mineralization of overaged wood according to biomass accumulation by phytocenosis; change in biotrophic fungi behavior, e.g. their pest focal outbreak under phytocenosis structural change. If any changes take place in forest formation laws, which have been formed for centuries, wood-destroying fungi are evolutionary programmed to alter phytocenosis structures in order to reach the
balance between the accumulating and mineralizing biomass, and therefore, to contribute to forest sustainability.

Keywords: forest community, wood-destroying fungi, forest structure, biomass balance.

 

References

  1. Dokuchaev V.V. K ucheniyu o zakonakh prirody. Gorizontal'naya i vertikal'naya pochvennye zony [Studying the laws of nature. Horizontal and soil zones]. Moscow: Geografizdat; 1948. 62(in Russian).
  2. Aref'ev S.P. Konsortivnye svyazi ksilotrofnykh gribov s sosnoy sibirskoy [Consortive associations of xylotrophs with Siberian cedar]. Ekologiya. 1993; 2: 85–88 (in Russian).
  3. Storozhenko V.G. Evolyutsionnye printsipy povedeniya derevorazrushayushchikh gribov v lesnykh biogeotsenozakh [Evolutionary principles of wood-destroying fungi behavior in forest biogeocenosis]. Moscow: Grif i K; 2014. 180 (in Russian).
  4. Dyrenkov S.A. Struktura i dinamika taezhnykh el'nikov [Structure and dynamics of taiga spruce forests]. Leningrad: Nauka; 1984. 176 (in Russian).
  5. Storozhenko V.G. Datirovka razlozheniya valezha eli [Mineralization timing of spruce windfall]. Ekologiya. 1990; 6: 66–69 (in Russian).
  6. Sukachev V.N. Dinamika lesnykh biogeotsenozov [Dynamics of forest biogeocenosis]. Izbrannye trudy. T. I. Leningrad: Nauka; 1972: 357–379 (in Russian).
  7. Morozov G.F. O lesovodstvennykh ustoyakh [Silvicultural demands]. Izbrannye trudy. T. 1. Leningrad: Lesnaya pr-st'; 1970: 459–474 (in Russian).
  8. Storozhenko V.G. Ustoychivye lesnye soobshchestva [Stable forest communities]. Moscow: Grif i K; 2007. 190 (in Russian).
  9. Storozhenko V.G. Mikotsenoz i mikotsenologiya [Mycocenosis and mycocenology]. Moscow: Grif i K; 2013. 191 (in Russian).
  10. Storozhenko V.G., Krutov V.I., Ruokolaynen A.V., Kotkova V.M., Bondartseva M.A. Atlas-opredelitel' derevorazrushayushchikh gribov lesov Russkoy ravniny [Field guide of wood-destroying fungi of the East European Plain]. Moscow: Tov-vo nauchnykh izd. KMK; 2014. 198 (in Russian).
  11. Gortinskiy G.B., Tarasov A.I. O geograficheskoy sopryazhennosti godichnogo prirosta elovykh drevostoev v podzone yuzhnoy taygi [Geographical relation of annual increment of spruce forests in the southern taiga region]. V kn.: Mekhanizmy vzaimodeystviya rasteniy v biogeotsenozakh taygi. Leningrad; 1969: 40–50 (in Russian).